«Если снова не затопит, значит, жить будем»
8 июля 2016 года. Набережная Амура в Благовещенске уже частично ушла под воду. Фото: Марина Редькина / «Русская планета»

8 июля 2016 года. Набережная Амура в Благовещенске уже частично ушла под воду. Фото: Марина Редькина / «Русская планета»

Бывшие амурские подтопленцы встречают очередной опасный паводок — и все равно никуда не уезжают

Реки Амурской области снова выходят из берегов до настораживающих отметок. Как в 2013-м, и 2010-м, и 1984 годах. Три года назад наводнение было настолько масштабным, что амурчанам помогали всем миром, а 600 подтопленных домов признали непригодными для жилья. Их жильцов расселили в новые дома, городские квартиры, но кто-то, несмотря на увещевания специалистов, остался восстанавливать родные стены и теперь снова ждет паводка.

Прогноз амурского МЧС на утро 8 июля неутешителен: из-за многодневных дождей река Томь продолжает подтапливать Белогорск, на севере области разливается Селемджа — за последние сутки она поднялась на 1,8 метра, Амур и Зея также продолжают наполняться. Остаются подтопленными пять жилых домов, 152 приусадебных и 220 дачных участков, размыто 13 участков дорог.

«Люди спокойны, люди в режиме»

Глава Мазановского района Михаил Пивень ежедневно объезжает пострадавшие села и каждые два часа получает сводку об уровне рек. В 2013-м жители поселков здесь сидели на крышах в ожидании помощи. Тогда разлилась река Зея. Сегодня все менее масштабно: река Селемджа подтапливает дороги, огороды и подвалы.

– Богословку за мою бытность эта река топит уже в третий раз. Но люди спокойны, люди в режиме. Главное, чтобы не слишком сильно затопило, — позитивно смотрит на проблему Михаил Пивень. — Мы уже знаем, как развернуть ПВРы (пункты временного размещения. — Примеч. РП). Все уже готово для приема людей при необходимости. Завезли в села запас медикаментов, продуктов, обеззараживающих средств. Посты на дорогах стоят, не пропускают никого. Людей всех обошли, пересчитали, оповестили, предложили эвакуироваться. Но пока все отказались. Реально топит огороды и один дом в Богословке. По подпольям кое-где вода есть, но держимся. Новороссийка островом стала, дорогу перемыло. Вода в Богословке стоит на семи метрах, а критический уровень — 6,8. Для меня загадка, почему не затопило. Угловое почти так же: пока с трех сторон вода, только дорога на Норск сдерживает четвертую. В селе Путятине Селемджа настолько мощная и стремительная — вымывает берег из-под дома. Метра четыре осталось. Отправили спасателей.

Подтопленцы 2013-го из Мазановского района давно получили сертификаты на новое жилье, но, по признанию главы, по-прежнему живут в непригодных строениях:

– Эти бабушки свои сертификаты отдали внучкам, дочкам и прочим родственникам. А сами так и остались в этих домах. Они не могут их официально продать, потому что это зона подтопления. А вообще нашим людям надо кланяться в пояс. Золотые люди. У меня один товарищ в Козловке в самом нижнем доме живет — и то говорит: «Ничего страшного, дом просушу. Лишь бы огород не пострадал, а то кушать будет нечего».

«Знают, что река разольется, но жилье не страхуют»

В Белогорске с паводками также сталкиваются не первый год. На днях ожидают нового поднятия Томи: в конце июня она уже подтопила поселок на острове Старица. Как констатируют в администрации города, вдоль Томи многие живут нелегально. И, несмотря на регулярные подтопления, строят новые дома.

– В 2010–2013 годах муниципалитет отстроил почти двухкилометровую дамбу. В 2016 году она сыграла свою весомую роль, чтобы предотвратить быстрое затопление острова Старица, — рассказывает РП пресс-секретарь главы Белогорска Марина Зингер. — На определенных участках она смогла выдержать поднятие воды до 430 см. Но там есть два уязвимых участка со сложным рельефом, куда заход спецтехники затруднен. Когда в этом году вода поднялась до 428 см, река нашла выход как раз в этих местах. Шесть домов и приусадебные участки пострадали. К 8 июля прогнозируется новый приход воды с верховьев Томи, поэтому силами военных, МЧС и гражданского населения эти уязвимые участки укрепили. Исторически сложилось, что остров Старица был заселен. Другое дело, что сейчас дома строятся на береговой линии Томи без какого-либо согласования и получения разрешений. То есть люди изначально знают, что будет вода разливаться, что это природоохранная зона. Но, тем не менее, они строят и, как правило, не страхуют свое имущество от стихийных бедствий. Несмотря на печальный опыт, за эти три года в опасных местах выросли новые дома.

Деваться некуда

Как нам рассказали жители села Владимировка в устье Зеи, где в 2013 году вода стояла на уровне второго-третьего этажей зданий, многие местные сделали капремонт и тоже остались жить. Коттедж Виктора Богомолова когда-то был оценен в 10 млн рублей. В период наводнения Богомолов подплывал на лодке к своему второму этажу, забирался через окно и жил. А после возвращения реки в русло просушил стены, перестроил эркеры и заново отремонтировал весь интерьер. Как он признался «Русской планете», все три года борется с трещинами и с брожением земли под полом. Продать коттедж, по его словам, не получится, а оставить жалко: слишком много вложил и еще вложит. Деваться некуда. Поэтому он просто надеется, что повторения наводнения-2013 не будет.

– От государства мы получили 300 тысяч на ремонт, и все, остальное за свой счет. А сколько мы его сушили — денег больше на соляру ушло, — говорит Богомолов. — Так и живем. И мы живем, и соседи. У кого побольше средств — быстрее отремонтировал. У кого нет их — и забор до сих пор восстановить не могут. А так, если еще не затопит, значит, жить будем. Потому что сейчас уже Зея пошла в поля между Усть-Ивановкой и Владимировкой. Думаю, если еще на метр поднимется, будет критическая ситуация.

«Мы думали, они начнут жить, как люди»

Для тех, чье жилье в 2013-м утонуло совсем, близ поселка Волково Благовещенского района отстроили новый микрорайон «Зеленый остров». На высоком бугре расположились новенькие быстровозводимые дома на пожертвования россиян, участвовавших в акции «Всем миром».

Городок для подтопленцев в Волкове, построенный на благотворительные деньги. Фото: Марина Редькина / «Русская планета»

Городок для подтопленцев в Волкове, построенный на благотворительные деньги. Фото: Марина Редькина / «Русская планета»

– Нас и здесь затопить может, — неожиданно произносит в разговоре с РП жительница Нина Сафронова. — Когда дома строили, то весь плодородный слой вывезли, а оставили только песок да глину. В итоге весь дом гуляет после дождей, огород вымывает, картошка вся гниет от влаги. А где вкопана емкость для септика, постоянно земля проваливается. Свет тоже подключили как попало, лампочки сгорают у всех. Печкой пользоваться невозможно. Зимой приходится обогреваться электричеством, а его периодически отключают из-за поломок. Гарантия у дома пять лет, говорят приватизировать, но я боюсь, что тогда ничего не получу при ЧП. Соседям двухэтажный коттедж оценили в 800 тысяч всего. А наше жилье, затопленное в Гродекове, уже другим отдали. Лучше бы мы там остались. Жили себе без удобств — зато свое, родное. А здесь наобещали и половины не выполнили. Дома пустые без мебели сдали, ремонт всех их «косяков» за свой счет выполняем.

Глава Гродековского сельсовета Ольга Берегова подтверждает: муниципальные дома на берегу, в том числе и бывшее общежитие Нины Сафроновой сельсовет отремонтировал и поселил туда новых жильцов. По ее мнению, жить в селе можно, несмотря на близость Амура. Сама она, как и многие соседи, хоть и пострадала от подтопления, но высушила и отремонтировала дом. А переехали, говорит, сплошь неблагополучные граждане, которые привыкли жаловаться и хотят получить все сразу.

– Вся эта территория в 1984 году уходила под воду еще больше, чем в 2013-м. Я живу на этой же улице Школьной в Гродекове, у меня до подоконника была вода. И стояла очень долго, — вспоминает Берегова в интервью РП. — Мои переселенцы что здесь жили на всем готовом, что туда переехали и толку не дали ничему. Хотя такие квадраты им построили — одно-двухэтажные коттеджи. Мы думали, что они начнут жить, как люди. А их отрезают от коммуникаций за неуплату. Из тех, кто работал и ухаживал за своим жилищем, никто в трех селах Гродековского сельсовета никуда не уехал. Даже у некоторых дома признали непригодными, но они отказались от получения нового жилья, отремонтировали свое и прекрасно живут в родном селе. Те, кто никогда в жизни гвоздя не забил, не прикладывал сил к этим домам, уехали и живут точно так же. И здесь брошено, и там уже бросают.

Глава Гродекова уверена, что в этом году точно никакого наводнения не будет.

– Подъем Амура большой, но не критический, нам, чтобы потонуть, надо еще семь метров. Дамбы у нас все остались, мы их восстанавливаем по мере необходимости. Амур нас в 2013-м и не затопил, эти дамбы свою работу сделали отлично. Нас затопила речушка, которой сейчас нет, называется Манга. Теперь там все укреплено, мы знаем больное место и уверены, что его теперь уж не прорвет.

***

От редакции. Стойкость стойкостью, но многие неуехавшие реально рискуют попасть в новые списки бедствующих. Свежие постройки, как нам рассказывают чиновники, они не страхуют, а признанные непригодными старые формально застраховать невозможно. А это значит, что после сильного паводка они снова будут ждать компенсаций от государства. Казна понесет убытки, при этом большая сумма «размажется» по чуть-чуть на семью и фактически превратится в дотацию — на период до следующего наводнения.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Путин ответилОтветы на самые актуальные вопросы, которые задали президенту, читайте на Русской Планете Путин ответил

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»