Поиграли — и хватит
Дмитрий «Кучерявый», «КБ-Революция». Фото из личного архива музыканта

Дмитрий «Кучерявый», «КБ-Революция». Фото из личного архива музыканта

Амурские музыканты из 2000-х — о том, почему они не попали на главные сцены страны

Участие в телевизионном проекте «Главная сцена» принесло малоизвестной даже в родном Благовещенске группе «Моя Мишель» внезапную популярность: интервью столичным журналистам, постоянные новости на региональных лентах, тысячи зрительских голосов за их победу. «Моя Мишель» дошла до суперфинала конкурса, но не удостоилась ни одной награды.

Корреспондент «Русской планеты» разыскала других амурских музыкантов, которые собирали залы в Благовещенске в начале 2000-х, и узнала, почему они так и не сделали свою музыку бизнесом.

Так сложились «звезды»

Группа «Модель Неба» уехала в Москву 9 лет назад. Музыканты нашли хорошего продюсера и хорошую студию звукозаписи — и поняли: на большой сцене играть не будут.

Алена и Виталий Репины, группа «Модель Неба». Фото из личного архива музыкантов

Алена и Виталий Репины, группа «Модель Неба». Фото из личного архива музыкантов

– В Москву уехали потому, что было чувство тесноватости родного города. Если честно, сами не представляли, зачем ехали. Просто не могли этого не сделать, — рассказывает РП солистка группы «Модель Неба» Алена Репина. — Нас довольно быстро заметил Александр Кушнир. Через пару лет мы уже подписали контракт со студией «Снегири» Олега Нестерова. Тогда мы думали: ну все. Теперь все будет.

Начали записывать новый альбом по ночам после работы: другого времени почему-то Олег нам выделить не мог. Это оказалось началом конца. Конца творчества. Начались разговоры в стиле: «У вас нет хита. У вас громкие гитары, громкие барабаны. Нужно не так, а эдак». Помню многочасовые разговоры по телефону с Кушниром, который объяснял мне, как писать хиты, какие должны быть «ля-ля-ля и три рубля» в песнях.

Самый позорный для меня момент — когда нас отправили на какой-то отбор, вроде бы на конкурс «Новая Волна». И мы выступали перед Кобзоном, Матвиенко и всей этой компанией. Я стояла на сцене и думала: «Боже мой, что я здесь делаю, перед этими людьми?» Понимаете, как бы это ни звучало из моих уст, но я их всех как музыкантов, как авторитеты не воспринимаю. Более того, считаю их виновными в том, что у нас в России сейчас творится с музыкой.

В конце концов, все эти погони за хитом превратили нашу музыку в нечто унылое. Музыки, нас самих там уже не осталось. Дело кончилось тем, что мы просто втроем заперлись в комнате без всех и записали новые песни. Это были «Море внутри», «Первый снег» и другие. Кстати, тогда Антон Беляев (полуфиналист проекта «Голос» и помощник Игоря Матвиенко в «Главной сцене» — Примеч. РП.) просил меня продать ему «Первый снег», так она ему нравилась. Но для меня продавать свои тексты — неприемлемо.

Это все не то, все какое-то ненастоящее. Не то, чего бы хотелось мне — понимания и свободы. Тут два варианта: либо нас не понимают, либо у нас музыка плохая. Я вот три года назад склонилась ко второму. В итоге не могла слушать не только нашу, но и чужую музыку. Она мне опротивела. И только тогда, когда мы с моей музыкой на пару дошли до дна, я опять начала писать песни. Просто так. Ни для кого. Просто потому что это было внутри меня.

Алена Репина в США. Фото из личного архива

Алена Репина в США. Фото из личного архива

Буквально на днях «Модель Неба» записала в США сингл из трех песен на английском языке. Не для ротации — для себя.

– К счастью или к несчастью, сегодня мы зарабатываем деньги любимым делом. Я работаю инженером-энергетиком в компании, которая управляет всем электричеством в нашей стране. Пишу научные статьи и с ними выступаю на различных конференциях, в том числе международных. Публикуюсь в профильных изданиях, — продолжает Алена. — Мой коллега по группе и муж, Виталий, пока живет в Америке. Три года назад он уехал туда воплощать свою мечту — учиться на летчика. Буквально пару недель назад получил лицензию коммерческого пилота. Все эти три года я живу и работаю в Москве и довольно часто езжу к нему.

Именно сейчас я пришла к выводу, что творчеством можно заниматься вообще где угодно, хоть на Луне. Если это действительно творчество. Для того чтобы писать хорошие песни, нужны всего лишь мозг, сердце и, к примеру, одна гитара. Вопрос в другом: на что ты готов пойти, чтобы превратить свое творчество в бизнес.

Рододендрон с сумасшедшинкой

Замглавного редактора «Комсомольской правды» в Хабаровске, журналист-расследователь Андрей Горяйнов играл в благовещенской группе «Рододендрон DZ» в 1991–2003 годах и был тогда более известен как «Гарри».

– Помню, собрались зимой 1991-го перед рок-фестивалем в пединституте и из остатков зейских групп создали «Рододендрон DZ». С первого выступления пошло-поехало все не так: в Благовещенск не смог приехать Алексей Шевченко — ударник, ныне покойный, пришлось искать ему замену. Увидел знакомого барабанщика в зале и выдернул его на сцену: давай, мол, покажи, что умеешь, — рассказывает Горяйнов РП. — Александр Трегубенко, басист, как после того концерта уехал в Зею, так больше и не возвращался. Виктор Жилич всегда был шебутной: то там, то здесь. Ну и чтобы поддержать хотя бы видимость живой команды «Рододендрон DZ», я стал петь наши песни с разными людьми. С блюзменами «Грязный сахар» (отличный был сейшн), с Жориком Панфиловым и флейтой, временами с клавишными.

Чего хотели? Да и не сказать так, чтобы прямо звездами стать. Рок-н-ролльная веселая жизнь была, с сумасшедшинкой, нескучная, с адреналином. С Виктором Жиличем пытались несколько раз что-то склеить, но «два тигра в одной клетке не уживутся». То за две недели накидаем песен на целый альбом, то рассоримся — и на пару лет. Он в Москве сейчас, у байкеров известен как Пятнистый, виделись несколько лет назад. У нас есть земляк, из Зеи, который давно работает администратором у ряда известных исполнителей, и вроде бы есть возможность засесть в студию «Арии» и записаться наконец. Но как-то умерла идея.

Андрей Горяйнов (в центре) и группа «Рододендрон DZ». Фото из личного архива музыканта

Андрей Горяйнов (в центре) и группа «Рододендрон DZ». Фото из личного архива музыканта

«Рододендрон DZ» редко был цельной группой, с репетициями. Пожалуй, таким был только тот состав, которым мы «порвали зал» на стадионе в День города в Свободном: Юрий Шевченко — ударные, Дмитрий «Димон» Толмачев — соло, Сергей «Роджер» Фролов — бас. Юра сейчас на Кубани, играет с несколькими группами до сих пор, трудится в компьютерной сфере. Меня вот расследовательская журналистика затянула, практически не вздохнуть.

Может, если бы у нас меньше безалаберности и побольше дисциплины было, выбились бы в звезды, гоняли бы по стране с концертами. Но в итоге как вышло, так вышло. Я свою последнюю гитару три года назад увез в Израиль и крестнице подарил, пусть учится. Уже не тянет ни играть, ни сочинять.

Музейный экземпляр

«КБ-Революция» — одна из немногих амурских групп, образованных в 90-х и до сих пор выступающих с концертами. Самому старшему ее участнику Дмитрию «Кучерявому» 40 лет, а недавно пришедшим в коллектив вокалисткам Оксане и Катерине — по 25. Сами музыканты утверждают, что к славе никогда не стремились. «Кто-то охотой увлекается, кто-то машинами, а мы — музыкой», — говорит бас-гитарист «КБ-Революции» Иван Олейников.

– В Москву за славой — это не про нас. Мы как репетировали в подвалах, так и не вышли оттуда (репетиционная база «КБ-Революции» располагается в тепловом узле подвального помещения Амурского областного краеведческого музея — Примеч. РП.). В юности, может, и хотели, чтобы нас узнавали. А сейчас на первое место вышли другие интересы: семья, дети, — продолжает Олейников. — На репетиции ходим, чтобы пообщаться с друзьями, поговорить на общие темы. Группа — это своеобразная отдушина.

От концертов тоже не отказываемся, если зовут. Но это больше на благотворительных началах. Если и платят, то символические 50–70% от сбора с билетов по 300 рублей за вход. А на аппаратуру, хоть и покупаем все по минимуму, тратится достаточно много денег. И каждый раз, покупая что-то для творчества, чувствуешь вину, что недокупил в дом, детям.

Год назад записали второй альбом (первый был в конце 90-х на кассетах). Не для продажи и раскрутки, а чтобы подвести некий итог деятельности, оформить годы репетиций во что-то материальное. Понимаем, конечно, что музыка у нас далеко не модная. Публика в основном — знакомые и друзья. Но мы и не стремимся к большему. Если в 90-е местные исполнители пели в основном свое, то новые группы все больше заточены на каверы. Мы выступали в гаражниках, а они зарабатывают этим в кафе и клубах.

Шоу-бизнес и местечковая музыка — вещи все-таки разные. Там из них выжимают максимум на потребу публике, а здесь мы играем для себя. Нравится кому-то — хорошо, нет — ничего не потеряем.

***

– В последние 10 лет в Амурской области все чаще создаются группы из тщеславия, когда люди просто хотят пафосно называться участниками музыкальной группы. Есть и желание самореализоваться, и простая любовь к музыке. И давно уже нет групп, которые хотят что-то сказать своим творчеством, донести какой-то протест, — констатирует общественник Андрей Есипенко, который с 1994 года развивает в Амурской области рок-движение и организует музыкальные мероприятия. — Сейчас никто не хочет изменить мир, играют и поют для развлечения. «Выстрелило» прославиться — хорошо. Нет — ну и ладно. Своих текстов — раз-два и обчелся. В основном вкладываются в аппаратуру и потом отбивают эти затраты, играя каверы в клубах. Это самый беспроигрышный вариант.

Те, кого называют «мамонтами амурского рока», как правило, остановились в развитии на уровне 90-х. Играют все те же песни, все в той же обработке. Особенно никому не интересны, но по привычке их приглашают на концерты и фестивали. Просто потому что их название давно на слуху. Другие, может, были талантливыми и имели задатки, но ушли в быт, семью, поменяли приоритеты в пользу работы.

С «Моей Мишелью» ситуация, на мой взгляд, вообще смешная. Да, приятная, симпатичная музыка. Единственное их достижение — засветились на ТВ-шоу. Оказались в нужное время в нужном месте, когда продюсерам надо было взять для разнообразия группу из глубинки. В проекте ведь все по законам шоу-бизнеса: неизвестная группа, афро-русский, оперная певица…

А закончилось шоу, закончился и успех. Хорошо, если их возьмут в тур по городам и весям с одним-двумя хитами, но продолжится это максимум год-два. А так, по-моему, из любого исполнителя можно выжать доход. И на их месте могла оказаться любая местная группа, подходившая под запросы продюсеров на тот момент, — заключает Есипенко.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Путин ответилОтветы на самые актуальные вопросы, которые задали президенту, читайте на Русской Планете Путин ответил

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»