Хоть потоп
На снимке отчетливо виден уровень, до которого поднялась вода. Фото: Алена Быкова.

На снимке отчетливо виден уровень, до которого поднялась вода. Фото: Алена Быкова.

Амурчане готовы зимовать в разрушающихся домах, но уезжать не хотят

Из-за неправильной просушки жители амурских сел рискуют зимовать в непросохших домах с плесенью. Многие избы после ухода воды признаны непригодными для жизни, но селяне не хотят их покидать и пытаются восстановить своими силами. Получается хуже: сырой дом может не пережить зиму и развалиться. Уже на этой неделе в южных районах области выпал первый снег, и температура опустилась ниже нуля. Кроме того, во многих селах на самом берегу Амура в подполах до сих пор стоит вода.

Село Касаткино в Архаринском районе в течение двух недель, с 9 по 23 августа, было полностью под водой. Бедствие не затронуло только два дома. Всего оказались затоплены 123 подворья, из них 96 — по подоконник и выше. Село старинное, дома деревянные, некоторым из них больше ста лет.

Сухие законы

Мы заходим в дома по улице Угловой. Только переступаем порог — тут же потеют очки и объективы фотокамер. Оконные стекла мокрые изнутри. Здесь как в парнике: работает печка, а окна и двери жильцы закрывают из-за холода с улицы.

– Откройте окна! —  в каждом доме убеждает хозяев волонтер Влад, который привез нас сюда. — Вы неправильно сушите. Надо проветривать, иначе влага будет оседать на стенах, вы получите грибок и проблемы.

Все клянутся, что окна открывали и закрыли только перед нашим приходом. Но убедить распахнуть обратно не получается.

У многих насквозь мокрый подпол: «Ставили тепловую пушку, но она там глохнет, мы и бросили», — жалуются потопленцы.

Стены буквально влажные на ощупь. Несмотря на это некоторые селяне пытаются начать капитальный ремонт. Но закрашенные стены «ползут», обои отклеиваются, и по потолку распространяется плесень. В домах очень много мух. Волонтеры беспокоятся: несколько месяцев в сырости — и астма или бронхит обеспечены.

– По всей области с просушкой такая ситуация, — говорит корреспонденту «Русской планеты» координатор гуманитарной операции «Амур’13» Константин Сарваниди, который работал в Крымске, краснодарских селах, Осетии, а сейчас находится в Приамурье. — И объяснить людям, как делать правильно, очень трудно: психология такая, они считают, что сами всё знают. Мы убеждаем: отклеятся обои. Ответ: ну пока ведь не отклеиваются! Мы говорим: закройте подпол на зиму, у вас там вода. Говорят: не закроем, у нас там соленья. Но ведь лучше остаться зимой без запасов, чем весной без дома! В одной семье с такой сыростью живет пятимесячный ребенок. И родители не хотят его вывозить, потому что «он привык жить с бабушкой»!

Волонтеры рассказали нам несколько правил просушки. Во-первых, начинать надо обязательно с подпола. Если в нем еще стоит вода, то его надо наглухо заложить и закрыть до весны. Если пушка в подполе глохнет, это значит, что не хватает кислорода. Надо открыть продухи и добавить туда воздуха.

Необходимо обеспечивать выход влаги и плесени — во время сушки распахнуть окна и двери, включить вентиляторы. Но как только тепловая пушка или печь перестают работать, окна надо закрыть.

Перед началом просушивания со стен лучше снять штукатурку, обои и отшлифовать поверхности. Дом необходимо сушить долго и непрерывно, по 16-20 часов. Если он был сильно затоплен, то на это может уйти несколько суток.

Приводить дома в порядок волонтеры катастрофически не успевают. «Я даже не готов сейчас сказать, что надо с ними делать — срочно досушивать или уже переселять оттуда людей», — говорит Константин Сарваниди.

Никто не хотел уезжать

Но кто научил людей неправильно сушить дома? В сельской администрации в Касаткино журналистам рассказали, что тепловые пушки и обогреватели в селе есть. Мы спрашиваем у жителей, давали ли им инструктаж по использованию, и нам отвечают по-разному: где-то был, а где-то никого не видели. Несколько пушек передали и волонтеры. Начальник эвакопункта, директор местной школы Светлана Сазонова сообщила «Русской планете», что в ближайшее время инструкции развесят по селу на доске объявлений. На то, чтобы ходить в каждый дом, у администрации не хватает людей. Сельские сходы, по словам жителей, не проводятся. Все новости передает «сарафанное радио».

– Сидим тут, не знаем ничего. Ни про пушки, ни про компенсации. Что с домом будет, тоже не знаю, — говорит местная жительница Любовь Кругликова. — Надо в магазин сходить поспрашивать…

Любовь Михайловна живет в совершенно сыром и очень холодном доме. Одежда вывешена по стенам в прихожей, на деревянном полу — остатки ила. Сама хозяйка по дому ходит в шапке, теплом халате и жилете. Сидит и ждет, когда кто-то сам придет в ее дом помогать. На улице начало октября и минус один градус. Но она продолжает узнавать новости через магазин.

Корреспондент «Русской планеты» позвонил в администрации других пострадавших районов Амурской области с вопросом, кто контролирует просушку домов и как она проводится. Заверяют: людей учат. Сначала этим занимались спасатели, теперь — «специально обученные люди» из райцентров и сельсоветов. Жителям даже не везде доверяют сушить самим, чтобы не допустить пожаров. Но учат, как выясняется, везде по-разному.

– Нельзя в деревянном доме открывать окна! — говорит «Русской планете» глава Мазановского района Михаил Пивень. — Иначе дом поведет, и потом вы с испорченными дверными и оконными косяками ничего не сделаете!

В одной из строительных фирм Благовещенска, которая занимается именно возведением деревянных домов, нашему корреспонденту разъяснили: дом не «поведет», если повышать температуру внутри не резко, а постепенно. Если, конечно, брус качественный. А так в дальних селах далеко не везде. Как сказали учителя в касаткинской школе, некоторые дома и так дышали на ладан, и наводнение их просто «добило». Получается, как ни суши — зимой и весной все равно будут проблемы.

Мы отправили запрос в правительство Амурской области: спросили, что делать с насквозь промокшими домами и кто виноват в их нынешнем состоянии, но комментарий так и не пришел. Некоторые главы и депутаты в неофициальной беседе говорят, что наиболее пострадавшие села, по-хорошему, нужно отселять и дома сносить. Поймы рек затапливает не впервые: в Амурской области каждое лето идут муссонные дожди, и по прогнозам гидрологов, через несколько лет такое крупное наводнение может повториться.

Но убедить переселиться — еще труднее, чем научить сушить. В Касаткино с улицы Угловой уехала только одна семья, и только из-за маленьких детей. Остальные повторяют одно и то же: всю жизнь здесь прожили, много наводнений перенесли, и сейчас переживем.

– А куда я пойду? — спрашивает селянин Владимир Сергеев, который сам фактически отстраивает свой дом заново. — Лучше ведь не будет!

Сейчас, в начале октября, на месте его дома четыре стены с крышей, внутри только печь и огромная яма.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Путин ответилОтветы на самые актуальные вопросы, которые задали президенту, читайте на Русской Планете Путин ответил

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»